С тех пор как дороги Rolls-Royce и Bentley разошлись, обе люксовые английские марки выстраивают свою философию. Оказавшись под крылом Бмв и Volkswagen соответственно, они получили доступ к ресурсам и технологиям огромных концернов. Но как поделить общее наследство? В каком направлении двигаться, чтобы авто, которые десятилетиями были клонами друг друга, не толкались локтями?

Обе марки тогда сделали выдающийся 1-ый шаг. Bentley с чистого листа сделала современную классику — Continental GT, а Rolls-Royce — шедевр вневременной роскоши, Phantom VII. И тогда путь каждого бренда обозначился более ясно. В 2003 году, когда началось создание Continental GT, Bentley выпустила менее 800 автомобилей. 10 лет спустя годовое производство перевалило за 10 тыщ машин. Только модель Bentayga в прошедшем году разошлась тиражом в 4849 экземпляров.

>Reload1 / 6

Rolls-Royce — совершенно другое дело. В 2017 году выпустили только 3362 автомобиля — в 2,5 раза меньше, чем Феррари и в 14 раз меньше, чем Maserati. И в Гудвуде не стремятся создавать больше.

Пуск восьмого поколения Phantom стал для Rolls-Royce неплохим поводом заново объяснить главные принципы, по которым существует марка. Они имеют возможность вызывать удивление и даже возмущение, а главное — сомнения в собственной жизнеспособности.

Взять несмотря на то что бы самый известный тезис о том, что изделия Rolls-Royce соперничают с яхтами, частными самолетами, наручными часами и недвижимостью, но не с автомобилями. Такое утверждение воспринимается большинством обычных людей как верх самоуверенности. Оно даже малость отталкивает: на ум приходят пошлые маркетинговые слоганы и ТВ-ролики, в которых самый невеселый седан пожилого откатчика выставляется стремительным и несравнимым автомобилем мечты альфа-особи.

Вправду, даже длиннобазный Phantom, цена которого только начинается с отметки 44,5 млн рублей, по формальным признакам — автомобиль. Разве что стоимость его впору сравнивать с катерами, штучными хронографами и загородными домами. И вот это уже требует разъяснений. Для начала придется принять следующие тезисы:

Потребитель Rolls-Royce не нуждается в автомобиле. Авто у него уже есть.

Компания Rolls-Royce не заинтересована в том, чтоб производить существенно больше автомобилей.

В Rolls-Royce предполагают, что их автомобиль может служить клиенту десятилетиями.

Инженеры Rolls-Royce имеют возможность использовать любые передовые технологии группы Бмв – равно как и не использовать их.

Сколько на самом деле стоит Rolls-Royce, не знает никто – размещенные цены даны нам лишь как ориентиры нижнего порога.

Rolls-Royce не имеет дела со спортом. Соревнование с кем-либо в чем-либо не совпадает с философией марки.

Rolls-Royce с пробегом – это до этого всего автомобиль в наличии.

Перечень этих тезисов, бросающих вызов самим принципам современного авто рынка и маркетинга, можно было бы продолжить. Но Rolls-Royce не приравнивает себя к автомобильному рынку. Да и в секторе предметов роскоши они претендуют на особое место. Особенное среди особенного, понимаете?

Представители компании именуют Rolls-Royce главным мировым символом роскоши, единственной маркой категории ультралюкс. Это сходу хочется если не оспорить, то несмотря на то что бы проверить сравнениями. И вот что выходит: любой люксовый бренд, который мы просто сможем назвать, окажется, скажем так, недостаточно труднодоступным.

Например, накопив несколько сотен евро, в магазине Louis Vuitton можно приобрести хотя бы обложку для паспорта, а стать обладателем наручных часов Jaeger-LeCoultre можно по стоимости легкового автомобиля — если утрировать, автомобиль имеют возможность позволить себе многие (загляните в хоть какой подмосковный двор).

Ну а по-настоящему труднодоступные люксовые бренды лишены сравнимой символической силы. Rolls-Royce — это культурный код, который просто считает даже подросток из беднейшего штата Индии. Того же нельзя сказать о A. Lange & Söhne на запястье, бриллиантовом шедевре Graff Diamonds либо моторном катере Boesch.

>Reload1 / 2

В то же время Rolls-Royce — только функциональная роскошь. Если хронограф с двуосным турбийоном удивительно рассматривать как прибор для измерения времени, то продкут из Гудвуда обязано быть превосходным автомобилем. И пусть абстрагироваться от великодушного имени и аристократической родословной невозможно, мы вправе оценить Phantom конкретно как автомобиль.

Роль второго плана

Инженеры Rolls-Royce утверждают, что Phantom — самый тихий автомобиль в мире. До этого так гласили об S-Классе Mercedes-Maybach. Да, инструментальные замеры покажут, что в «Фантоме» тише, но мой слух уже не способен выудить существенную разницу в этом едва различимом фоне. Phantom фактически избавили от гула шин (в их шумопоглощающие вставки) и уложили вокруг салона 130 кг шумоизоляции. Здесь нет активного подавления шумов, как, к примеру, в автомобилях Cadillac, но по ощущениям, давить уже нечего.

Молвят, во время испытаний пришлось заново откалибровать всю акустическую аппаратуру, чтоб она хотя бы что-то фиксировала. Двойные ламинированные стекла шириной 6 миллиметров сдерживают все, что приходит снаружи, а снутри все тонет в ковриках из овечьей шерсти.

Легкий мандраж простителен, когда электропривод закрывает за тобой дверь — и пусть она дюралевая, массивная ручка на ней — из полированной нержавеющей стали. Завышенное напряжение и вспотевшие ладони — это вообщем нормально для человека, который ведет очень длиннющий и широкий седан стоимостью более 40 миллионов рублей (как «более» известно немногим, и они не скажут). Но Phantom гасит это напряжение. Через минутку ты уже спокоен, через пять — уверен.

Даже Phantom со стандартной базой простирается в длину на 5,76 метра. Это как длиннющий Range Rover и еще плюс 36 см. Кажется, их прибавили прямо к капоту, край которого вдали обозначает статуэтка Дух экстаза. Похоже, длиннющий Range Rover не с проста появился в памяти: посадка в кресле водителя высочайшая, как во внедорожнике — я сижу высоко и прямо. Развалиться за рулем тоже можно, но это не самая естественная поза в Фантоме. И вообщем, как это «развалиться»! Я ведь на месте шофера. Да, на самом шикарном месте шофера в мире. Мне довелось управлять фактически всеми серийными люксовыми седанами современности, потому могу утверждать: водить Phantom — привилегия.

Думаете, перед большой глыбой с фронтоном античного храма впереди все расступаются? Нет. Все расступаются только перед Гелендевагенами. Фантому большая часть водителей тоже спешит уступить дорогу, но на неадекватов он действует как красноватая тряпка, вынимая низменное из смрадных глубин подсознания. Отлично бы отправить вперед стенобитное орудие (Гелендеваген подойдет), но даже в Москве с ее специфичными нравами Роллс-Ройсы не ездят в кортежах.

Большой руль с узким ободом легкий, но он дает шоферу довольно информации, чтобы делать свою работу идеально и не утомляться. Смотреть на нереально красивые приборы (самые «аналоговые» среди цифровых!) не непременно — все берет на себя огромная (3 х 7 дюймов) проекция на лобовое стекло.

За непоколебимость кузова отвечают пневмостойки на обеих осях и рессоры с электронным управлением. Под лобовым стеклом — стереокамера, которая высматривает выпуклости и позволяет Фантому приготовиться их демпфировать. Припоминает Mercedes S-Класса, верно? Только действие системы основано не гидропружинах, а на активных стабилизаторах поперечной стойкости, которые обычно применяются на самых шикарных внедорожниках. Систему назвали Flagbearer («флагоносец»), отсылая к ранешней автомобильной эпохе Великобритании, когда перед машиной должен был идти человек с флагом.

>Reload1 / 2

Крыша «Фантома» соединяется с боковинами дюралевого кузова без стыка. Сварные швы проходят приблизительно на второй трети высоты задних стоек и третьей четверти фронтальных. Крыша приваривается к боковинам вручную, потому для точности два сварщика занимаются левой и правой стороной синхронно.

Правда ее работу очень тяжело разобрать в поступи Фантома — Роллс-Ройсы с давних времен умеют будто стелиться над землей. Разве что наклоны и клевки оказались меньше ожидаемых. Как будто и нет массы в 2,6 тонны. Похожее волшебство происходит и с габаритами — великанскую длину и колесную базу более 3,5 места скрадывает поворотный механизм задних колес. Phantom оказывается внезапно маневренным для своих габаритов.

Разгон великана трудно назвать стремительным — он делает все, чтоб смягчить перегрузки, хотя и набирает «сотку» за 5,3 секунды. Главная черта V12 — огромный крутящий момент в 900 Ньютон-метров, доступный фактически на любых оборотах. Он всегда готов — поэтому у Роллс-Ройсов и нет тахометра. Его место занимает указатель резерва мощности.

Как будто понимая, что окутывает шофера слишком уж безупречным коконом, Phantom следит за разметкой, ограничениями скорости, пешеходами, небезопасными сближениями, поперечным трафиком и собственно состоянием водителя. Возвратить концентрацию помогает массаж — впервые эта функция показалась мне необходимой в автомобиле.
Phantom как будто пытается все предвидеть — и смотрит далековато. Лазерный дальний свет бьет на очень разрешенные 600 метров, но его все же дополняет система ночного видения. Восьмидиапазонный автомат ZF учитывает данные навигации и поэтому заранее знает о поворотах и подъемах.

>Reload1 / 4

Вы, возможно, заметите, что все блага цивилизации, описанные выше, уже издавна применяются на других дорогих и прогрессивных автомобилях. Правильно! Любая технология должна пройти «фейс-контроль» инженеров Rolls-Royce, который почаще всего сводится к разумному испытанию временем. И даже если многие системы убрать совершенно, неизменным останется самое главное. Несколько часов попорядку за рулем Фантома не утомляют — и в этой важной категории он превосходит даже Ghost.

Борт номер один

Мы уже почти все знаем о Фантоме, но понять его можно только сидя на заднем сидение. Повысим ставки: на сиденье удлиненной на 20 см версии Extanded Wheel Base. Это и есть та самая «ультиматическая роскошь».

Последний нужный элемент — шофер. В безупречном сером костюмчике и ботинках с кожаной подошвой. Так нога лучше чувствует педали, считает глава академии шоферов Rolls-Royce Энди Маккеникс. Его ученики знают, как и когда открыть дверь, как повернуть зеркало, чтоб обеспечить пассажиру приватность, но сохранить зрительный контакт, почему надо останавливаться в метре от тротуара, и еще много такового, чего нам знать не положено.

Тяжело чем-то удивить человека, которому довелось быть пассажиром 12-цилиндрового Mercedes-Maybach. А ведь комфорт «Майбаха» совсем иной. В нем ты все время полулежишь (за исключением тех моментов, когда ты вправду лежишь на разложенном «в горизонт» ложементе заднего сиденья-оттоманки). Я со своим ростом в 175 см и в обыкновенном S-Классе мог устроиться не хуже, чем в бизнес-салоне трансатлантического самолета, а Mercedes-Maybach прибавил простора там, куда я и ранее не мог дотянуться. Плюс массаж с эффектом жарких камней, подогрев подлокотников… Да-да, втрое более доступный S 650 дает никак не менее «дорогие» ощущения и представяет больше развлечений. Массажем, климатом и медиасистемой можно управлять хоть с пульта, хоть прямо со телефона. Это оценит любой пассажир, а в особенности тот, кто пытался (безуспешно) дотянуться до блока заднего климата в Майбахе.

Phantom вначале задуман по-другому. Его задний ряд — это диванчик, а не капсула, выстроенная вокруг твоей особо принципиальной пятой точки. Он не диктует посадку — можно развалиться, как будто ты с пивом у телевизора, но не наименее комфортно здесь сидеть собранно с прямой спиной. Задние подушки установлены намного выше фронтальных, и ты отлично видишь водителя, приборы, можешь глядеть вперед или в боковые окна — обзору фактически ничего не мешает. Потолок над задним рядом выше. Ты как будто на троне — и открытие двери не застанет тебя врасплох в неловкой позе, силящимся встать с подобия кушетки психотерапевта. По удобству входа и выхода с Фантомом вообщем не сравнится ни один седан. Уже несмотря на то что бы потому, что он на 16 см выше Майбаха.

Блок управления климатом, личный для каждого обитателя заднего ряда, размещен прямо на двери. Регулировка температуры без градусов — еще одна родовая черта.

Кнопка электропривода двери спрятана на задней стойке на случай, если случилось странноватое и шофер не закрыл ее за вами. Зонты в дверях?

Очевидно. Холодильник и набор фужеров для шампанского, виски либо чего бы то ни было — естественно. Откидные столики с электроприводом и планшеты медиасистемы — а как же! Тут вообще может быть всё, чего вы попросите.

>Reload1 / 4

В платежеспособности собственных клиентов в Rolls-Royce не сомневаются. Многие из их готовы приехать в Гудвуд и совместно с дизайнерами подразделения Bespoke создавать дизайн интерьера и внешнего вида своего уникального автомобиля. Но и для тех, кто «снятию мерки» предпочитает обычный конфигуратор, таковой предусмотрен. В нем нет цен на функции — клиенту оглашают лишь итоговую стоимость.

Индпошив

Приобрести Phantom в наличии возможно, ведь в шоурумах должны стоять авто. Только не ждите всяких «с выгодой до N миллионов», «предшествующего модельного года», «всего пять машин на особенных условиях»… Такого не будет. И если уж забирать готовое, то лучше Ghost, раз уж желание немедля приобщиться к вершине роскошного потребления жжет кармашек или черную карту.

>Reload1 / 24

Часть фронтальной панели на противоположной от водителя стороне будет занято кое-чем угодным клиенту. Под толстым и устойчивым к воздействию событий и времени стеклом в безвоздушном пространстве поместят хоть какое произведение искусства, инсталляцию, композицию или другие слова из лексикона образованных людей. Эту дизайнерскую находку окрестили «Галереей». Чтобы раззадорить фантазию клиентов, представители Rolls-Royce попросили нескольких английских деятелей искусства создать несколько примеров ее дизайна.

Phantom — это история, которую нужно написать самому для себя. И спешка тут не годится. Потому что автомобиль, собранный кем-то другим для шоурума, так и остается автомобилем, пусть и самым роскошным на земле. И безизбежно станет объектом сомнений и сравнений.

Стоит ли Phantom собственных денег — самый нелепый вопрос, который можно задать о флагмане Rolls-Royce. Глядя в каком качестве. Как автомобиль, либо как произведение искусства (инженерного, ремесленного, ювелирного в конце концов), которое перейдет внукам? Тот, кто интересуется, стоит ли Rolls-Royce собственных денег как автомобиль, будет счастлив с Mercedes-Maybach S 560 4Matic. И еще более счастлив с Genesis G90 L, рекордсменом по длине в погонных метрах на единицу потраченных средств в миллионах рублей.

Rolls-Royce Phantom — не самый мощнейший, не самый быстрый, не самый дорогой и не самый сверхтехнологичный автомобиль. Слабая легенда никогда не принудила бы мир признать его великим. Но легенда сильна. За всем, что делает Rolls-Royce, стоит смысл, который смогли вырастить в нечто большее, чем упорная мантра о британских традициях. Осмысленность крепит позиции. Но не навсегда. Автомобили не имеют возможность долго держаться на легенде. Если не создавать авто, на которых держится сама легенда.

News Reporter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *